16:58 

Ну вот и закончилась эта история.

Jack Stapleton
Я иду сквозь тебя, пока есть мои силы, даже если уже никуда не иду...
Глава 11
САМАЯ ПЕРВАЯ СМЕРТЬ

Робин открыл было рот, чтобы запротестовать, но не успел — согнулся пополам в кашле и выплюнул изрядную порцию мутной дунайской воды.
— То-то, — сказал Алекс. — Вы меня чуть было не запутали, но всё-таки прокололись.
— Да ну? — опешил Робин.
— Гильзы, — объяснил Алекс. — Вы подтвердили, что украли гильзы у Габи. Но они не имели отношения к Хольцу! Это улики с места смерти Луизы Геннинг. А вы ведь, как и все, полагаете, что она умерла от болезни?
— А что, разве… — Робин осёкся и помрачнел, закрыв лицо рукой. — Чёрт, что я за идиот… даже маньяка-мстителя из меня не вышло.
— И слава богу, — резонно сказал Бёк. — Вы ещё радоваться будете, что отделались ночным купанием. Я уж молчу о том, что Хольца ударили в висок, а не в затылок.
Он подставил Робину плечо, и все четверо, включая Рекса, направились к дому.
— Ведь вы морочили нас ради Габи? — догадался Алекс.
— По-вашему, я мог иначе? — серьёзно ответил Робин. — Она мне во всём призналась. Но ей пришлось это сделать!
— Что «это»? — уточнил Кристиан.
— Усыпить Андреаса. Вы что, разве не поняли? Габи знала, что он заказал убийство Вальди!
Сыщики так и замерли.
— Габи сказала мне всё, — продолжал Робин. — Вальди шантажировал Андреаса своей историей с жучком в булавке для галстука и хотел всё рассказать Эвелине. Тогда Андреас нанял этого деревенского браконьера. Потом он понял, что Габи для него опасна, и хотел застрелить и её, и тогда она подмешала снотворное в кюммель. Вы же понимаете, я не мог допустить, чтобы она… и чтобы Эвелина узнала правду о любимом человеке, — он вздохнул и, помолчав, закончил: — И я решил взять на себя вину за всё.
— И ты что, ради неё согласился бы себя взорвать?! — схватился за голову Кристиан. — Господи Иисусе, кажется, я чего-то не понимаю в этой жизни!
— Уж лучше так, чем пожизненное, — признался Робин.

***
Весь дом утопал в темноте, только из гостиной пробивался сквозь гардины тёплый оранжевый свет. Бёк повёл Робина прямо к стеклянной двери, а Алекс и Рекс немного задержались на террасе.
В гостиной на диване полулежала Габи, а рядом устроился в кресле комиссар Бергхаммер.
— Вот так встреча! — обрадовался Бёк. — Что ж мы не услышали вашей машины?
— У нас заглох мотор на полдороге, — ответил комиссар, пожимая ему руку. — Мы с доктором решили пойти вперёд и, скажу я вам, правильно сделали. У вашего друга тяжёлое отравление. Ещё полчаса — и его бы уже не спасли. Сейчас, впрочем, шанс есть. Э, — спохватился он, — герр Шефтнер, а что это вы в таком виде?

***
— Куда ты меня тащишь? — Алекс удивлённо оглядывался по сторонам, но требовательное ворчание Рекса напомнило ему, что лучше посмотреть под ноги. Он опустил глаза и увидел, что пёс обнюхивает тёмное пятно на полу. — Ну да, кровь. Здесь же напали на Габи… Эй, Рекс, ты куда на этот раз?
Умный пёс почти галопом понёсся к задней двери, а оттуда вбежал прямиком в кухню. Алекс зажёг свет, но здесь никого не было. Рекс подбежал к столу и, водрузив на крышку передние лапы, мордой потянулся к белой фаянсовой миске. В ней лежали толстые, сочащиеся кровью куски сырого мяса.
— Бедняга, — засмеялся Алекс, — неудивительно, что ты проголодался. Я бы тоже сейчас навернул чего-нибудь вроде булки с колбасой.
Рекс укоризненно тявкнул, спустил лапы на пол и дёрнул Алекса зубами за штанину. Алекс двумя пальцами поднял верхний бифштекс и вдруг изменился в лице. Подхватив миску, он поспешил в гостиную.

***
При последних словах комиссара Габи с усилием приподнялась на локте.
— Вы его задержали? — она ткнула в Робина пальцем. — Он напал на меня сзади, когда я поняла, что он убил Андреаса! Из мести за своего отца! Господи, и я могла любить этого монстра!..
Робин отпрянул и побледнел.
— Габи… — пробормотал он, не сводя с неё расширенных глаз. — Что ты говоришь? Скажи, как всё было на самом деле!
— Что здесь происходит? — опешил Бергхаммер.
— Насчёт виновности Робина у нас есть сомнения, — ответил Кристиан, не меньше остальных потрясённый столь энергичным выпадом. — В самом деле, фройляйн Шурих, когда вы говорили правду — тогда или сейчас?
— Боюсь, ни тогда и ни сейчас, — донёсся голос из коридора. В гостиную вбежал Рекс, а за ним шёл Алекс, держа в руках миску с мясом.
— Алекс! — воззвал Бёк. — Ну хоть ты что-нибудь понимаешь?
— Габи чуть было всех нас не провела, — Брандтнер поставил миску на стол. — Но вы не учли одного, фройляйн Шурих — нюха Рекса. Вас ведь никто не бил по голове, правда? Потому что вы измазали волосы телячьей кровью. Для человека разницы никакой, а вот Рекс по запаху легко отличит человеческую кровь от телячьей. Ну, а чтобы мои выводы не казались голословными, — он взял из миски верхний кусок, — вот к этому замечательному бифштексу прилипло несколько ваших волосков!
Габи резко вскочила с дивана. Куда вдруг девалась её слабость! Она бросилась к дверям, но перед ней возник Рекс. Девушка сорвала с ноги туфлю и замахнулась на него. Пёс не сдвинулся с места и ответил ей тихим, грозным рычанием. Туфля медленно опустилась. В ту же секунду Алекс положил на плечо Габи свою крепкую руку.
— Вы арестованы, — произнёс он, — за соучастие в убийстве Вальдемара Килиана, убийство Уве Хольца и покушение на Андреаса Геннинга.
— Тряпка! — прошипела Габи в лицо Робину. — Всё из-за тебя! Даже сдохнуть как мужчина не сумел!
Тот закусил губу и отвернулся.
— Нет, я точно чего-то не понимаю в любви, — демонстративно вздохнул Бёк.
— Пожалуй, её стоит запереть до приезда ваших коллег, — предложил Алекс. — Только не забудьте, комиссар, отобрать у неё аптечку. Не дай бог, там найдётся запас снотворного. А то и инсулина, которым, подозреваю, она в своё время и отравила старую фрау Геннинг.

***
Спустя три дня у входа в пивную «Бравый браконьер» затормозил серый автомобиль. Из него вышел загорелый и даже как будто пополневший Хеллерер и, сунув в карман солнечные очки, вошёл внутрь. Там вокруг длинного стола, на котором стояли кружки с пивом, сардельки и целое блюдо крендельков, сидели Брандтнер, Бёк, Бергхаммер, Робин и Эвелина.
— Извините, если запоздал, — сказал Хел, устраиваясь на табуретке между Алексом и Кристианом. — Надеюсь, на мою долю найдется глоток пивка?
— Хоть целая бочка! — заверил Алекс. — В конце концов, если б не ты, мы бы до сих пор копались в подноготной Зегеля.
— А в самом деле, — задумчиво протянул Хел, сдувая с кружки пену, — кем же всё-таки оказался ваш Зегель?
— У-у, это важная птица, — кивнул Кристиан. — Полиция давно за ним гоняется. Его настоящее имя Манфред Эйхе. Когда-то он действительно работал метрдотелем на швейцарском курорте, пока не вылетел за воровство. А затем сколотил банду и стал совершать грабежи по всей стране. Он нанимался в богатые дома под именами, которые брал из базы данных, и через несколько месяцев увольнялся. А стоило хозяевам уехать, как сообщники Эйхе вскрывали дом и на грузовике для мебели вывозили все ценные вещи. Швах, кстати, только один из них — в банде было ещё двое. Сейчас они наверняка уже за решёткой.
— Подумать только, — вмешалась Эвелина, — профессиональный бандит оказался ни при чём, а Габи, которую мы все давно знали…
— Не так-то хорошо мы все её знали, — возразил Алекс. — Вся эта мерзкая история началась с того, что она обнаружила тайник с украшениями фрау Геннинг. Старушка, по-видимому, ими не интересовалась, и Габи начала оттуда подворовывать. Если бы на нас не навалилось всё сразу, мы бы могли сообразить заранее — эта особа ведь знала, как выглядит шкатулка. Но однажды фрау Геннинг захотела оценить свои бриллианты. Это никак не входило в планы Габи, и она решила действовать наверняка. Способ убийства ей подсказала болезнь старушки: как сиделка, она знала, что инсулин практически не оставляет следов в организме. В тот вечер Габи вколола фрау Генинг двойную дозу инсулина, а потом припутала сюда старую легенду о Зелёном Охотнике. Очень удачный ход, ничего не скажешь: полицейские в легенду не поверили, но смерть в Старой усадьбе, окружённая… как бы это сказать? — мистическим флёром, дала пищу новым суевериям. Люди попросту боялись лезть в дела Геннингов. Кстати, — усмехнулся он, — никаких гильз на ковре не было и в помине. Габи всё выдумала. Так что, Робин, красть из сумочки было попросту нечего.
— Вы мне ещё долго это припоминать будете, — усмехнулся Шефтнер.
— Но тут появился наследник, — подхватил Кристиан, — а он, в отличие от бабушки, непременно захотел бы выяснить, куда пропали бриллианты. И Габи не придумала ничего лучше, как избавиться и от Андреаса. Вот только со здоровым крепким парнем её прежний трюк мог и не пройти. И тогда она снова обратилась к легенде. От фрау Геннинг она знала об их семейной мистификации и задумала превратить исполнителя своего замысла в призрак. В деревне Габи познакомилась с бывшим браконьером Хольцем — глуповатым, агрессивным и, самое главное, замечательно метким стрелком. Она подкупила его, продав остатки драгоценностей, передала ему костюм и ружьё и описала внешность Андреаса. Между прочим, именно Габи проследила за тем, чтобы в тот вечер Андреас надел такую заметную оранжевую рубашку. Но, как сказал Робин, Вальди спутал ей все карты. Хольц, сам того не зная, ошибся в объекте. И Габи поняла, что сообщнику нужно заткнуть рот.
— Я и подумать не могла, что у неё на уме такое, — поёжилась Эвелина. — Она же весь вечер от меня не отходила.
— И вы бы не сомневались, что она провела ночь в вашей комнате, — продолжал Брандтнер. — А на самом деле, когда все заснули, она надела кроссовки Робина и побежала в лодочный сарай, где по уговору ждал её Хольц. Что между ними произошло на самом деле — мы, конечно, вряд ли узнаем. Скорее всего, Габи намеренно толкнула его на груду железа, чтобы обезвредить и потом добить, а он ударился виском и умер на месте. Справиться с тяжёлым телом Габи в одиночку не могла и потому снова заперла сарай на замок. А утром попыталась пустить нас по ложному следу, устроив спектакль с гильзами. Ну, а финал — это отдельная песня. Всё было разыграно как по нотам. Сначала Габи отнесла в комнату Андреаса отравленный кюммель, потом подкараулила Робина и рассказала ему так называемую «всю правду». И под конец, когда Робин бросился в лодочный сарай, она инсценировала покушение на себя. Да уж, если бы Рекс не учуял запах бифштекса, мы бы так и продолжали ей верить…
— Кстати сказать, Шефтнер, наделали вы дел, — вставил Берхгаммер. — Вы-то какую роль сыграли во всём этом?
— Роль безнадёжно влюблённого идиота, — вздохнул Робин. — Дело в том, что с Габи я познакомился ещё при жизни фрау Геннинг, когда Андреас возил всех нас сюда в Егерсталь. Увидел её — и пропал с первого взгляда. Я только тогда и понял, что значит «готов на всё». Это ведь ради неё я переплыл Дунай. И она была единственной, с кем я говорил об отце…
— На самом деле о трагедии в Майерхофе она давно слышала от той же фрау Геннинг, — возразил Алекс. — И довольно быстро заметила, как вы похожи на фотографию Тео Фрессванста. Не хотел бы вас огорчать, но она с самого начала рассчитывала вас подставить.
— До сих пор не хочется верить, — признался Робин. — Я ведь давно всё простил Андреасу, ведь если бы не он, я бы никогда не встретил Габи…
— В конце концов, ни мы, ни Андреас не в ответе за наших родителей, — мягко прибавила Эвелина.
— Я всё думаю, — спросил Робин, — правда ли, что Вальди занимался шантажом? Или это опять враньё?
— Ну, судя по тому, что я узнал от Андреаса, — поведал Алекс, — ничего криминального тут не было. Вальди обычно вспоминал историю с булавкой только затем, чтобы урезонить Андреаса, когда тот чересчур зазнавался. Вроде как подтолкнуть ногой под столом, понимаете?
— Или положить морду на колени, — прибавил Бёк. Алекс и сам почувствовал, как мохнатая морда Рекса, высунувшись из-под стола, ткнулась ему в ладонь, выпрашивая сардельку.
— А я вот чего не могу понять, — вмешался Хел, прожевав шестой по счёту кренделёк. — Зачем Хольц красовался перед вами в костюме призрака? Он же рисковал попасться на глаза кому-нибудь из знакомых.
— Думаю, это тоже было частью замысла Габи, — ответил Алекс. — Она, видимо, узнала, что среди гостей будут сыщики, и решила нас хорошенько напугать. И сама, кстати, разыграла перед нами роль бедной суеверной овечки. Этакая «дева из баллады, преследуемая призраками», как сказал бы наш доктор Граф.
— Ну, если так, — засмеялся Бёк, — остался один-единственный вопрос: когда свадьба?
— Не раньше, чем полиция найдёт обручальное кольцо Геннингов, — сообщила Эвелина. — Об этом, по крайней мере, Андреас объявил сегодня при половине больницы.
— Ну, тогда мы можем и не успеть, — вздохнул Кристиан. — Отпуск-то у нас всего две недели, и тот почти весь ушёл на расследование убийства…
— Я лично буду ходатайствовать, чтобы вас опять наградили, — пообещал Бергхаммер. — Благодаря вам и вашему Рексу деревня избавилась и от браконьеров, и от призрака.
— Слышал, Рекс? — Алекс поднёс к носу овчарки сардельку. — Мы с тобой прогнали самого Зелёного Охотника! А это, согласись, стоит пары бессонных ночей, а?
Рекс хрюкнул в знак согласия и углубился в сардельку..

КОНЕЦ

@музыка: I see heroes without fear...

@настроение: готово!

@темы: сказка моей жизни, в гостях у комиссара Рекса

URL
Комментарии
2012-04-02 в 17:22 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
Ну слава Богу )) Рекс молодец!
И Робина реабилитировали :vict:

2012-04-02 в 17:25 

Jack Stapleton
Я иду сквозь тебя, пока есть мои силы, даже если уже никуда не иду...
helen stoner, главное - это чтобы на настоящего убийцу опять никто не подумал)))
Эпохальный труд завершён... надо задумывать что-то новенькое))

URL
2012-04-02 в 17:50 

helen stoner
I don't believe in the no-win scenario (c)
:hlop:
Опять-таки вдохновения!

     

Записки энтомолога: дневник Jack Stapleton

главная